Собрать воедино

ИЗ ЖИЗНИ НАШИХ ВЫПУСКНИКОВ
Следователь и Золушка - две ипостаси куратора выставок
Выпускники ИЯПП учатся во всех университетах Чехии и, конечно же, в Карловом. Многие из них уже успешно выпустились, немало ещё идёт к заветному диплому. Сегодня мы поговорим с Татьяной Тягушевой, которая учится в магистратуре Католического факультета Карлова университета по специальности "История христианского искусства".

С Татьяной мы встретились ещё в конце июня, тогда же вы могли заметить в лентах наших соцсетей сообщения о вернисаже выставки Crashtest 8.
Название Crashtest – испытание на прочность - отражает суть процесса организации выставки.
Татьяна, как и остальные её семь однокурсниц, была одним из организаторов и куратором этой выставки. О ней мы и попросили рассказать нашу выпускницу.

«Это попытка сотрудничества студентов истории искусств, будущих искусствоведов, специалистов по организации выставок и художников, чьи работы мы представляем широкой публике. Название Crashtest – испытание на прочность - отражает суть процесса организации выставки. Предполагается, что мы – студенты искусствоведческих специальностей – будем заниматься этим всю жизнь, и такой опыт – это своеобразный крест огнём.

Проекту уже восьмой год. Каждый год пан доктор Пех организует этот семинар для восьми человек. Количество людей в команде сознательно ограничено, потому что при слишком большом количестве людей возникнет путаница, ну а меньше людей будет просто недостаточно для организации выставки. Мы старались (иногда учились) договариваться, создавать слаженную команду – это одна из ключевых вещей в работе над такой комплексной выставкой.
В последние два года концепт выставки Crashtest изменился – мы показываем выпускные работы не нынешних выпускников, а студентов, которые защищались в начале 90-х годов. То есть в то время, когда мы, нынешние студенты, только-только появились на свет. Можно сказать, что это своеобразная попытка «заглянуть в будущее». С одной стороны, мы работаем с произведениями сверстников, ведь работы созданы 25-летними выпускниками. С другой стороны, сегодня это уже взрослые люди, сформировавшиеся творцы, известные художники.

Это, конечно, накладывает свой отпечаток и на общение, и на решение организационных вопросов.

Тот же поиск контактов - работая с архивами, мы могли выяснить, что выбранный нами человек заканчивал Академию позже нужного нами времени (а здесь представлены работы выпускников учебного года 1992/1993), и мы, увы, не можем выставить его работы. Другого невозможно найти, он где-то за границей.
Это, безусловно, хорошая школа организации и умения находить контакт...
Потом, если со сверстником можно, к примеру, зайти на пиво и уговорить его выставить свои работы на Crashtest`е, то тут уже общение строится на другом уровне. И я, и мои коллеги ездили в разные города по Чехии и прямо в мастерских договаривались с художниками о том, чтобы они предоставили нам свои работы для выставки. Это, безусловно, хорошая школа организации и умения находить контакт, потому что кто-то уже достиг признания и успеха, его работы выставлены в музеях, а тут мы, студенты, которые ещё только начинают со всем этим работать...

Честно, такие разговоры складывались по-разному. Кто-то смотрел на нас с недоумением, другие, наоборот, очень горячо поддерживали студенческий проект. Были и такие, что говорили нам, мол, хороший у вас проект, но помогать вам не буду, хотя и приду посмотреть, что у вас получилось. Кто-то спокойно дал нам свои работы на выставку, кто-то хотел от нас гарантийных писем. У кого-то сохранились только копии и фотографии. В этом году, и правда, очень нелегко было собрать экспонаты, но это был очень полезный для меня опыт.
...словно читать учебник литературы, а потом встретиться с Достоевским...
В процессе организации я не очень много общалась непосредственно с художниками, виделась с ними всего несколько раз. Но большинство из них пришло на вернисаж. Это было очень трогательно, так как некоторые виделись впервые после 25 лет, после выпуска. Было очень интересно за ними наблюдать. Они знали, что их здесь ждет, знали суть проекта, но как эмоционально они друг друга узнавали, обменивались контактами, договаривались, как поедут куда-нибудь вместе, приглашали друг друга в гости.

И когда они здесь все собрались и появилась возможность с ними пообщаться, мы пригласили их в кофейню напротив и они там сидели допоздна. Я думала сначала, что это будет на часок, но в итоге я сама там осталась чуть ли не до полуночи. Мне удалось разговориться с одной художницей, мы нашли общий язык и у меня осталось замечательное впечатление, хоть и немного странное, словно читать учебник литературы, а потом встретиться с Достоевским. Я понимаю, как это глупо звучит, вроде бы все это понимают, все это сознают, но когда это происходит с тобой, то воспринимается иначе. Это был приятный опыт общения. Они потом с нами шутили, что у нас на каждого из них "папочка", что мы знаем о них больше, чем они сами.
...мы эту выставку делали не просто как выставку дипломных работ, но работ, возникших после бархатной революции...
Если сравнить их работы с современными творениями молодых людей, то конечно, видны тенденции 90-х, если так можно сказать. Тем более, что мы эту выставку делали не просто как выставку дипломных работ, но работ, возникших после бархатной революции. Соответственно, и в вузах происходили определенные изменения. Учителя одной политической направленности уходили, кто-то на их место приходил. Происходила смена преподавательского состава, официального курса Академии, и мы старались проследить эти тенденции. У нас здесь есть подборка материалов того времени. Оригинальный журнал тех лет с подборками о бархатной революции, об участии в ней студентов. Копии плакатов того времени. Человек, приходя на выставку, может все это взять в руки, пролистать.

А здесь распечатки дипломных работ. На некоторых выставках, как шутят сейчас про современное искусство, возникает вопрос "А что хотел сказать автор?"

А у нас, пожалуйста, висят объяснения того, что же автор хотел сказать, потому что выпускники были обязаны объяснить свои идеи экзаменационной комиссии. То есть если кто-то скажет, что такое искусство совсем непонятно, то может прочитать и попытаться посмотреть на это произведение глазами его автора.
Выставка - не попытка что-то оценить и сказать, что это было хорошо, а то было плохо, цель - показать всё, что было, не пытаясь никаким образом оценивать.
И еще одна важная деталь, которая относится к концепту выставки - мы не старались как-то эти произведения оценивать. Не было цели сказать "вот это очень хорошая качественная работа, поэтому установим её, а ту отставим где-нибудь в шкафу". Мы выставили абсолютно всё, что нам удалось найти. То есть это не какая-то выставка успешных людей, сделавших хорошее произведение, а выставка абсолютно всего, как исторический срез. Не попытка что-то оценить и сказать, что это было хорошо, а то было плохо, цель - показать всё, что было, не пытаясь никаким образом оценивать.

Понятно, что какие-то работы могут нравиться больше - логично и нормально, что у каждого свой вкус. Но мы постарались от этого абстрагироваться и по мере возможностей (иногда не хватало места) разместить все, что было. Это действительно срез общественный, культурный и исторический.

Мы сами делали всю экспозицию - монтировали, развешивали и даже красили стены. Эти помещения художественный салон (Topičův salon) не использует часто, поэтому когда мы сюда пришли перед выставкой, то ужаснулись тому, насколько они ободранные. И мы решили их немного обновить. Купили два ведра белой краски и соединенными девичьеми силами (нас восемь девушек на этом семинаре) выкрасили все эти помещения.

Стеллажи, которые здесь стоят, достались нам по знакомству, но они были неподходящего цвета. Поэтому мы их разобрали, покрасили, привезли сюда, смонтировали, ещё докрасили и установили. Экспонаты мы тоже носили и крепили сами, забивали гвозди в стены, развешивали все. Никто нам не помогал. Потом еще отмывали полы от покраски. Со швабрами и тряпками мы больше были похожи на Золушек, чем на кураторов выставки. (смеётся)
- Выставка замечательна! Вам очень хорошо удалось «заглянуть в будущее», которое здесь стало настоящим. Но у меня есть ещё вопрос, который волнует, наверное, почти всех выпускников вузов – а что дальше, как потом устраиваться? Как ты решаешь эту ситуацию?
С дипломом бакалавра богемистики
- Я в следующем учебном году планирую закончить магистратуру. Сейчас я уже подрабатываю в одной международной компании и смогу перейти туда работать (обладателям дипломов чешских вузов не нужно специальное разрешение на работу – прим. редакции) или найти другую работу. Не думаю, что это проблематично. Я время от времени просматриваю вакансии и нахожу даже непосредственно по своей специальности.

Конечно, много зависит от человека, много зависит от уровня владения чешским. С моей подругой произошел такой казус – на собеседовании комиссия слушала её, открыв рот (подруга хорошо говорит по-чешски), а потом объяснили, что сначала не хотели её звать, потому что прослушали уже несколько иностранцев с ломаным чешским языком и не верили, что смогут найти среди иностранцев подходящего кандидата. Но она сумела сломать стереотип и прекрасно работает теперь. Видите ли, здесь не идёт речь о ксенофобии. Если позиция подразумевает работу с людьми, то хорошее владение языком – это очень важный фактор.
- Ты изучаешь историю искусств на Католическом теологическом факультете. Влияет ли это на формирование твоего мировоззрения, если в этом теологическая составляющая?

- Моя специальность называется «История христианского искусства». И когда я на неё шла, то прекрасно представляла себе, что это и хотела действительно изучать европейскую культуру в контексте христианства, поскольку она основана на нём, что бы мы по этому поводу ни думали. В бакалавриате у нас были такие предметы как Введение в Старый и Новый завет, Введение в христианство, Литургика. Это было очень интересно, и я считаю, что для искусствоведа или культуролога эти предметы должны быть обязательны, если говорим об изучении европейской культуры. Это основа понимания той культуры, в которой мы живём.
Европе свойственен мультикультурализм, но при этом нужно помнить, что если ты приезжаешь жить в другое общество, то нужно уважать его законы, традиции, понимать, что ты не можешь навязывать что-то своё. Я позиционирую себя как европейку, я приехала жить и учиться в Европу, и для меня не составляет никаких проблем жить здесь. То, что называется европейскими ценностями, для меня понятно и близко. И здесь я себя чувствую дома.
Made on
Tilda